Пустая упаковка Александра Бречалова

Пустая упаковка Александра Бречалова

Фото: udmurt.ru

Двухлетие Александра Бречалова во главе Удмуртии прошло тихо и незаметно. Итогов работы #КомандаУдмуртии решила не подводить – результаты ее деятельности способны оценить в Москве, но не в республике.

ИА Udm-info

Своему главному избирателю – Президенту страны – Александр Бречалов подготовил красивые презентации и отчеты, региону – увеличение госдолга, падение уровня жизни и урезание социально ориентированных статей бюджета.

Игра в цифры

«Прошедшие два года, по моему мнению, команда Александра Бречалова не может занести себе в актив», — говорит политолог Павел Заболотских.

Эксперт отмечает два момента, на которые стоит обратить внимание.

«Во-первых, откровенную манипуляцию цифрами. Это продемонстрировала встреча с Президентом России Владимиром Путиным, в ходе которой Александр Бречалов заявил о снижении уровня госдолга с 49 до 47 млрд рублей. Снижение это было кратковременным, скорее, технически подготовленным. Через месяц уровень госдолга снова вырос до 50,2 млрд рублей, превысив уровень апреля 2017 года. В феврале госдолг вырос еще на 100 млн рублей», — напоминает Павел Заболотских.

Для чего понадобились эти манипуляции, понятно. Экстренное назначение Александра Бречалова и.о. главы Удмуртии изначально было экспериментом. Губернатором впервые был назначен не чиновник из обоймы, не управленец, а профессиональный общественник. Но рискованная ставка не сыграла: сократить госдолг региона, не трогая «социальные» статьи бюджета, не получилось, социальные расходы были урезаны, а госдолг как рос, так и продолжает расти.

«Бюджет Удмуртии на 2019 год был принят с техническим профицитом, — напоминает Павел Заболотских. — При этом бюджет предусматривает существенное сокращение социальных расходов и, по факту, останавливает развитие социальной сферы республики. В частности, по сравнению с 2017 годом более чем в два раза сокращено финансирование здравоохранения – с 10,269 млрд рублей до 4,667 млрд. Расходы на образование запланированы практически на уровне 2017 года».

«Теневой» кабинет

Если кто рано или поздно и будет нести за это ответственность, то отнюдь не так называемая #КомандаУдмуртии. В своем нынешнем виде она не является правительством региона, а, скорее, его заменой, «теневым» кабинетом. Постоянно создающиеся в республике «проектные офисы», по сути, стали центрами принятия решений, не несущими за эти решения никакой ответственности. Подписи под документами, оформляющими принятые решения, ставят министры, соответственно, на них и лежит ответственность – не за свои решения, а за чужие.

Объясняется такое положение вещей еще и тем, что больше в Удмуртии Александру Бречалову опереться не на кого.

«Явное пренебрежение к проблемам органов местного самоуправления, «мусорная» реформа, повышение местных налогов выбили из-под руководства республики политическую опору в лице глав городов, районов, поселений. Обострились противоречия между руководством Государственного Совета Удмуртии, вузами, руководством крупнейших предприятий, с одной стороны, и Администрацией Главы Республики – с другой», — считает Павел Заболотских.

Квалификация же членов «теневого» кабинета вызывает массу вопросов. Как пример, Управление ФАС по УР признало результаты торгов на работы по реконструкции Центральной площади Ижевска недействительными из-за нарушений. В результате работы начались с опозданием в несколько месяцев. Неизвестно, успеют ли закончить их к сентябрю: главная площадь столицы может остаться перекрытой забором во время празднования 100-летия Калашникова.

Потеря инициативы

Изначально Удмуртия планировала получить на празднование юбилея Михаила Калашникова около 20 млрд руб., об этом заявлял экс-глава республики Александр Соловьев. Сейчас регион планирует потратить на юбилейные торжества 600 млн руб., 400 из которых поступят из федерального бюджета.

Больших и значимых юбилейных проектов в таких рамках финансирования ждать не стоит. Как и того, что центром празднования юбилея конструктора станет Удмуртия – республика утратила инициативу и на ощутимую финансовую помощь Москвы рассчитывать не приходится.

Но это – не единственный показатель того, что лоббистские возможности главы Удмуртии на федеральном уровне были слишком сильно преувеличены изначально. Всерьез федеральное правительство помогло Александру Бречалову только один раз, когда речь шла о закрытии бюджетной дыры в 15 млрд – на ее покрытие регион получил бюджетный кредит. В остальном же регион-донор, отправляющий в Москву около 70% собираемых на своей территории налогов, довольствуется такой же помощью, какую федеральный центр оказывает реципиентам.

Изменить ситуацию глава Удмуртии не в состоянии – решения о перераспределении налогов принимаются теми, кто отправлял его возглавлять республику. И выглядела эта отправка не повышением, а наоборот – ссылкой: Александру Бречалову пришлось спускаться с федерального уровня на региональный и оказаться в шкуре тех, кого он раньше стращал общественным контролем. Теперь контролируют его самого, и не только контролируют, но и требуют результатов, достичь которых можно только одним путем – выкачивая деньги из региона и по максимуму отдавая долги федеральному центру. Ни о каком самостоятельном социально-экономическом развитии Удмуртии в такой ситуации не может быть и речи – все успехи #КомандыУдмуртии напрямую зависят от того, даст денег Москва на те или иные проекты или не даст.

Без сил и средств

А федеральный центр давать региону деньги не спешит – они даются под конкретные проекты, но людей, способных эффективно их реализовать, в Удмуртии не много. Глава Удмуртии их бережет и публично за результаты работы спрашивает крайне редко. Хотя депутаты Госсовета УР и жители республики наверняка не без интереса послушали бы первого вице-премьера Александра Свинина, докладывающего об успехах региона в работе на белорусской криптовалютной бирже – такой проект существует, хотя эксперты крайне скептически отзываются о его перспективах.

Инвесторы по-прежнему не горят желанием вкладывать деньги в регион, озвученный 10-процентный рост инвестиций съеден инфляцией. А собственных денег и кадров в Удмуртии для реализации проектов нет, яркий тому пример – ситуация на «Ижавиа». Потенциально мощный ресурс общественного контроля не работает – общественников просто задушили в объятиях.

«К сожалению, и здесь реальный диалог власти и общества заменяет лишь видимость данного диалога. По оценкам представителей подрядных организаций, в деле строительства и сдачи дорог мало что изменилось. Лишь стало больше контролеров, которые ни за что не отвечают», — говорит Павел Заболотских.

При этом представители так называемой #КомандыУдмуртии демонстрируют специфический характер общения, считает эксперт:

«В частности, главы поселений республики в частных беседах отмечают, что такого «пренебрежительного, унизительного отношения в ходе съездов глав муниципальных образований не было никогда. Аналогичное поведение продемонстрировано, например, и в общении с ректоратом вузов республики».

Шансов нет?

«Таким образом, за два года большинство надежд, которые были связаны с приходом Александра Бречалова, не оправдалось. И сегодня прорыв, который был обещан населению в ходе избирательной кампании, прежде всего экономический, невозможен», — делает вывод Павел Заболотских.

А невозможен он потому, что стремления жителей республики входят в прямое противоречие с задачами нынешних властей.

«Последние как рассматривали, так и рассматривают регион в качестве трамплина для карьерного роста, и заинтересованы исключительно в отчетности, которую можно представить в качестве доказательства успешной работы. Успешность же меряется по одному ключевому показателю – исполняются финансовые требования федерального центра или не исполняются», — считает Павел Заболотских.

И это, похоже, единственное, что беспокоит #КомандуУдмуртии, за два года так и не сумевшую органически вписаться в выстроенную в регионе систему власти, оставаясь для пусть не всегда работоспособного организма республики инородным телом. И отторжение этого тела чем дальше – тем заметнее. А впереди, если ничего экстраординарного не случится, еще три года. При том, что единственным положительным результатом двух предыдущих лет стало «повышение узнаваемости» региона и лично его главы. Красивая «упаковка», о которой говорил Александр Бречалов, сделана, но внутри коробки, во всяком случае пока, – пусто.

Смогут ли повлиять эти неутешительные для республики промежуточные итоги работы #КомандыУдмуртии на политическую судьбу самого главы республики? Эксперт Udm-Info политолог Павел Заболотских считает, что если они и будут иметь какое-то значение, то впоследствии, когда пойдет речь о новом руководстве региона.

«Пока же никаких кадровых перемен в высшем руководстве Удмуртии, я думаю, ожидать не стоит. Два года – не тот срок, за который можно совершить экономический прорыв. И то, что предпосылок для него в республике не создано, говорит о квалификации главы Удмуртии, но не о том, что его «ссылка» в регион скоро закончится. Скорее всего, Александру Бречалову дадут еще время, чтобы себя показать, и многое будет зависеть от результатов выборов в городские думы и районные советы (2020 год) и госдуму РФ в 2021 году. По их результатам и будет определяться, имеет ли действующий глава поддержку и нужен ли Удмуртии новый глава после 2022 года», — считает Павел Заболотских.

Комментирование запрещено