«Мы получим гигантское кладбище ядовитых отходов»

«Мы получим гигантское кладбище ядовитых отходов» Ижевск снова выступил против комплекса по утилизации отходов в Камбарке.

ИА Udm-info

В Удмуртии и соседствующих с ней регионах митинги против строительства в Камбарке комплекса по утилизации отходов 1-2 класса стали обыденным явлением. Столица региона протестует вторую неделю подряд: 6 июля прошел митинг, организованный Российским социалистическим движением, 7-го митинговал Сарапул, 13-го на том же месте, у монумента Дружбы народов, под красными флагами коммунистов. 14 июля на акцию протеста против строительства комплекса в Камбарке выйдет Нефтекамск.

Выступавшие назвали строительство комплекса в Камбарке «не государственным подходом», а протест против «завода смерти» — массовым. На прошедшем 22 июня митинге протеста в Камбарке и после него, по словам выступавших, было собрано 2333 подписи – свой протест заявил каждый пятый житель Камбарки.

«Мы получим гигантское кладбище ядовитых отходов»

Алексей Трубачев

Свое экспертное мнение о строительстве комплекса по утилизации отходов в Камбарке озвучил кандидат химических наук, член научного совета РАН по аналитической химии Алексей Трубачев.

По его словам, технологии утилизации и захоронения отходов, которые применяет сегодня РосРАО, подрядчик строительства комплексов в Приволжье, сводятся к тому, что отходы не перерабатываются, а в лучшем случае обрабатываются, закатываются в битум и складируются в бочки, после чего закапываются.

«В итоге мы получим гигантское удмуртское кладбище ядовитых отходов, являющееся химической бомбой замедленного действия», — считает Алексей Трубачев.

По его словам, для того, чтобы начать переработку отходов, а не их захоронение, необходимо разработать или закупить, а затем внедрить экологически безопасные технологии переработки, к которым технологии уничтожения химического оружия, применявшиеся в Камбарке, не имеют никакого отношения.

«В Челябинской области предприятие «Мегаполис-ресурс» занимается утилизацией батареек – извлечением ценных металлов для возвращения их в производственный цикл. Применяются пиро- и гидрометаллургические технологии, но эти технологии никогда не применялись для утилизации химического оружия, такого оборудования в Камбарке нет», — заявил эксперт.

Речь, таким образом идет не о перепрофилировании существующего предприятия под утилизацию отходов 1-2 класса.

«Очевидно, что в этот термин – перепрофилирование – применительно к Камбарке не входят мероприятия по внедрению существующих технологий утилизации отходов, а тем более – разработке и внедрению новых, современных и дорогостоящих. Перепрофилирование в данном случае означает создание технологической площадки для ежегодного захоронения 50 тыс. тонн ядовитых отходов», — заявил Алексей Трубачев ИА Udm-Info.

По его словам, если строить полигон для утилизации отходов, то делать это необходимо в местности, где не живут люди, отсутствуют родники, реки, питьевые водоемы.

«И не надо приводить в пример Германию, Австрию, Нидерланды – их подходы и их технологические возможности совершенно несопоставимы с отечественными. Нам необходимо закупать и внедрять современные технологии, а не строить огромные комплексы по их захоронению в Приволжье. Велика их опасность для здоровья населения, а в случае критической ситуации на таком объекте последствия для природы и человека будут катастрофическими», — считает Алексей Трубачев.

Комментирование запрещено